29 сентября 2020

Оксана Караванская: «Мотовство нашей предыдущей власти доходило до «именных» вещей от Armani

Оксана КараванскаяОксана Караванская неизменно входит в ТОП-5 самых известных дизайнеров Украины

Она умеет и любит удивлять. Креативная и эпатажная, в каждой своей новой коллекции делает вызов самой себе, а затем — миру и моде. Этот разговор журналиста с Оксаной Караванской — о том, как она воюет с ярлыком «этнодизайнер», о расточительстве прежней политической верхушки Украины и об сознании рядовых украинцев.

— Оксана, за последний год вы дважды показывали свои коллекции в Нью-Йорке. В частности, в конце марта стали первым украинским дизайнером, работы которых увидели на подиуме престижного нью-йоркского The National Arts Club…

— Как-то мы сидели с моим арт-директором Ириной и думали о том, что давно не показывались в США. Вдруг в унисон с этими мыслями раздался звонок из Штатов с предложением предоставить несколько изделий для выставки прикладного искусства в Украинском музее Нью-Йорка. Уже вскоре, осенью 2013-го, это сотрудничество вылилось в показ за океаном моей коллекции «Сад нетающих скульптур». Тогда и завязались контакты на следующий показ, который и состоялся месяц назад в нью-йоркском The National Arts Club. На подготовку было полгода …

— Но за эти полгода в Украине многое изменилось… Изменения в стране как-то повлияли на вашу коллекцию?

— Всю свою творческую жизнь я борюсь с ярлыком «этнодизайнер». У меня есть три версии его появления. Первая — потому что говорю исключительно на украинском. Вторая — практически на 100 процентов мои демонстрации сопровождает музыка украинских музыкантов и композиторов. И третья — все мои коллекции на тему Украины — ее прошлым или современностью. И в значительно меньшей степени приставка «этно» касается самой одежды от Оксаны Караванской, в частности элементов вышивки. Наконец, если уж на то пошло, вышивка крестиком зародилась не в Украине, а во Франции. Почему-то Дольче и Габбана, которые зашивают крестиками едва не все свои коллекции, этнодизайнерами никто не называет. Как-то в нервах, протестуя против ярлыка «этнодизайнер», я создала коллекцию, посвященную украинским художникам-авангардистам, в частности Казимиру Малевичу. Это был полный авангард, но его снова окрестили «этно»…

Так вот из-за событий прошлой зимой, готовя коллекцию Haute Couture Fall 2014 для показа в Нью-Йорке, я впервые сознательно связала свои работы с украинским этносом и украинской культурой. Я подготовила особенную коллекцию, насквозь пронизанную украинской самобытностью. Но сделала это так, чтобы с украинской этники, которую добавила к современному женственному образу, создать модный тренд осени 2014 года.

— Находясь в Америке, почувствовали поддержку Украины?

— Да. И от тамошних политиков, с которыми встречалась (а это преимущественно республиканцы), и от простых американцев. При слове «Украина» у них расширялись зрачки, и они в один голос говорили: «Как же мы за вас переживаем. Как вам помочь?». До слез растрогала разговор с парнем, у которого на уличном ярмарке покупали сыр. Услышав, что мы из Украины, он сказал: «Я каждое утро вспоминаю Украину в своих молитвах к Богу».

— В Нью-Йорке есть шоу-рум вашего бренда. В каких еще странах носят одежду от Оксаны Караванской?

— В разных, но, в основном, это благодаря заказу через наш интернет-магазин. Когда в Киеве, на Крещатике, был мой бутик (закрыли мы его в 2009-м, из-за финансового кризиса), 50 процентов его клиентов были иностранцы. Что касается европейского рынка, то зайти на него практически невозможно. Мы неоднократно просчитывали экономическую целесообразность такого шага, и каждый раз приходили к выводу, что игра не стоит свеч. Чтобы зажечь любой бренд в Европе, нужны огромные инвестиции. А инвестиции — это всегда риск. До кризиса 2008 года у меня был в ЕС потенциальный инвестор, но потом экономическая ситуация резко изменилась…

— А найти украинского инвестора для раскрутки в Европе?

— Сейчас это невозможно. Но и украинцы, которые обладают соответствующими доходами и могли бы инвестировать в модный бизнес, не будут этого делать, потому что сами носят Louis Vuitton, Dolce & Gabbana… Тем более сейчас брнедовую одежду мировых производителей легко можно купить в интернет-магазинах, к примеру, тут http://fstyle-shop.com.ua представлена одежда более 100 брендов от европейских дизайнеров.

— На ваши коллекции вас вдохновляли УПА, творчество поэтессы Лины Костенко, художницы Марии Примаченко… Что сейчас является источником вашего вдохновения?

— Сейчас я в поисках этого источника… Вдохновение на следующую коллекцию может прийти очень неожиданно. Как, например, это было тогда, когда моему мужу подарили книгу «Двенадцать обручей» с автографом Юрия Андруховича. Честно, я даже не хотела читать этого романа, помня свои впечатления от «рекреаций»: Булгаков — и на том точка. Но прочитала… И поняла, что это — тема моей следующей коллекции.

— Когда-то у вас одевалась первая леди Украины Екатерина Ющенко. А сейчас, слышала, создаете одежду для премьер-министра Арсения Яценюка и его жены Терезии…

— В гардеробе Арсения Петровича есть только несколько моих вещей. А вот Терезия Викторовна — мой постоянный клиент. Она очень тщательно подходит к своим обязанностям жены премьер-министра. Это касается и одежды. Но она была такой педантичной всегда, еще до премьерства Арсения Петровича. Это ее чисто человеческие качества.

— Благодаря программе Кати Осадчей «Светская жизнь» украинцы имеют возможность видеть, одежду и за какую цену имеют в своих гардеробах наши знаменитости. Заметили ли вы в последнее время какой-то тенденции в том, как одеваются известные украинцы?

— В последнее время наш бомонд наконец начал следить за тем, что и как одевать. Появилась тенденция пользоваться услугами стилистов. Это — плюс и большой прогресс.

Что касается нашего политикума, то за последние полгода в нем несколько изменились лица. И собственно этих новых людей, которые пришли в политику, надеюсь, не придется ловить на том, что они, как их предшественники, заказывают в Швейцарии подкладки к пиджакам и галстуки с собственными вензелями… Мотовство и кич представителей предыдущей украинской власти доходили до того, что в Доме моды Armani на специальных бирками писали: Armani для такого-то…

— Думаете, текущий политический бомонд менее расточительный?

— Уверена в этом. Если говорить о том же Арсение Яценюке, то он, что касается одежды, вообще очень спокойный, неприхотливый, экономичный: никогда не приобретет себе костюм за три тысячи евро. Яценюк нашел для себя идеальную линейку среднего уровня — костюмы от Hugo Boss.

— Чей персональный стиль женщин-лидеров по мировой политике вы отметили бы?

— Когда-то в политике несомненная икона стиля была Маргарет Тэтчер. А теперь… Выделить кого-то столь же яркого сложно. Шикарный индивидуальный стиль имела бывшая первая леди Франции Карла Бруни. Мишель Обама? Лично мне не очень импонирует ее стиль. Но ей следует поставить большой плюс за то, что одевается преимущественно у американских дизайнеров. Ангела Меркель? Скажу так: если женщина работает в серьезной структуре, она не должна выглядеть как мужчина. К сожалению, госпожа Меркель об этой истине вообще забыла… А может, просто принадлежит к числу тех женщин, которым не присуще чувство женственности.

— За 23 года независимости Украины украинская мода так и не стала индустрией. Украинцы не начали массово носить платье от Оксаны Караванской, футболки от Андре Тана, джинсы от Лилии Литковской…

— Лет шесть назад я думала, что украинская мода вот-вот станет индустрией. Мой муж Богдан, основной финансист моего модного бизнеса, даже заказал у западных маркетологов специальное исследование. Это был безупречен талмуд, в котором пошагово расписывалось, как раскрутить массовое производство одежды. Почитала я все это — и поняла одно: в такой стране, как Украина, это идеальная схема не заработает… Парадокс заключается в том, что украинский потребитель не верит одежде, сделанной в Украине. Зато любая ветошь с лейблом «Сделано в Италии, Испании, США…» или даже «Сделано в Китае» вызывает у нашего потребителя больше доверия, чем украинское…

— Это наш комплекс неполноценности?

— К сожалению, да… А еще — наше, украинское, жлобство. За джинсы от Armani, изготовленные на их фабрике в Китае, украинцы, не задумываясь, выкладывают 380 евро. А за джинсы от Оксаны Караванской, имеющих аутентичную вышивку и которых существует всего четыре-пять пар, более 150 долларов, никто не даст. И то будут крутить носом: «А чего такие дорогие?».

— Украинцы не имеют возможности покупать на каждом шагу одежду от украинских дизайнеров. Зато есть другое массовое предложение — секонд-хенды…

— При всей моей нелюбви и отвращении к секонд-хендам, лучше уж одеваться в него, чем в тот ужасный китайский хлам, который продают на наших базарах и в магазинах. В секонд-хенде хотя бы можно найти что-то интересное и оригинальное.

Добавить комментарий