|

Жизнь после «одноруких бандитов». Чем сегодня занимается бывший игорный король Борис Белоцерковский

Сегмент азартных игр принёс российскому предпринимателю Борису Белоцерковскому многомиллионные состояния. Однако, с подписанием указа о запрете казино на территории РФ, бизнес стал стремительно сходить на «нет». Но Борис не растерялся и уже вскоре сумел выйти на новый рынок – напитки и снеки. 6 млрд рублей – именно такими показателями прибыли может похвастаться новое дело российского бизнесмена.

С распадом СССР индустрия азартных игр, наконец, вышла из подполья. И тотчас сегмент захлестнули толпы уверенных и амбициозных бизнесменов. Да, рискованно. Да, во многом сопряжено с криминалом. Но показатели доходов с лихвой покрывали все риски и минусы. Уже к началу нулевых среди игорных бизнесменов большая их часть владела многомиллионными суммами.

К 2005 году денежный оборот в индустрии гемблинга достигал 6-ти млрд долларов. В том же 2005-м Борис Белоцерковский разместился на 81-й строчке в списке богатейших российских бизнесменов по версии«Forbes». Состояние Бориса оценивается в 340 млн долларов. А на 31-й строчке расположился его старший партнёр – бизнесмен Олег Викторович Бойко, один из главных акционеров игорной корпорации Ritizio Ent. К слову, последней принадлежало большинство казино на территории РФ, в том числе небезызвестный Вулкан. К слову, бренд данный живет и до сих пор, правда уже в онлайне. Оборот Ritizio достигал 1-го млрд долларов.

Молниеносный рост игорных заведений не мог не беспокоить представителей властей, в связи с чем в 2006 году было предложено запретить казино на территории РФ, за исключением специально отведённых территорий. В 2009-м закон вступил в силу, после чего Бойко и Белоцерковский стали вести дела по отдельности. Олег Викторович с головой погрузился построение бизнеса вокруг микрофинансовых организаций. Имущество Бойко оценивается более чем в 1 млрд долларов. А Борис Григорьевич, тем временем, список Форбс всё же покинул. Так какова его деятельность на сегодняшний день?

После запрета казино в РФ Белоцерковский разорвал все связи с Ritizio. Однако в его распоряжении остался производственный цех «Уникум», на котором ещё в левяностых разрабатывались и собирались игровые аппараты. Почти все аппараты, которые размещались в точках нашумевшего в своё время «Вулкана», собирались именно на «Уникуме».

«После запрета казино у меня остался целый завод и около 500 работников. И с этим нужно было что-то делать», – рассказал Борис Григорьевич в беседе с журналом «Forbes».

И Борис Григорьевич стал рассуждать на тему того, как можно было бы реализовать завод с максимальной выгодой. Одним из наиболее перспективных направлений казалось производство банкоматов. Однако, как оказалось, идея себя не оправдала ввиду загруженности ниши иностранными конкурентами. Компания Белоцерковского стала терпеть убытки.

«Это была интересная затея, но с умом реализовать её, к сожалению, мы не смогли», – добавил Борис Григорьевич.

Тогда Белоцерковский задумался о производстве торговых автоматов вендингового типа.

«Мы сумели найти грамотное применение нашему цеху. По тем временам производством и распространением вендинговой аппаратуры занимались почти во всех высокоразвитых государствах, за исключением России и КНР. И тогда мы решили захватить эту сферу. Конечно, вендинговые аппараты были в РФ и до нас, но они были до жути примитивны – вставил купюру, схватил баночку. В наших же автоматах была куда более сложная и многофункциональная составляющая», – вспоминает Борис Григорьевич.

И действительно, весь тот опыт и те технологии, применяемые в разработке игровых устройств, прекрасно легли на разработку вендинговых аппаратов. Был модернизирован целый ряд рабочих механизмов, существенно повысилось качество сервиса и снизились затраты. В частности, теперь времени на заполнение автоматов уходило куда меньше.

Так, например, теперь «заправщик» вендинговых автоматов мог без труда обнаружить недостающий товар на какой-то конкретной позиции. Также стало проще отслеживать сроки годности продукции.

«Компания-заправщик» — это, по сути, самый обычный продуктовый ретейлер. Подписывается соглашение на закупку вендинговых автоматов ретейлером, им же подписываются договора с поставщиками, техническими работниками и так далее. Одним словом, с момента покупки компания-ретейлер обладает всеми правами на распоряжение автоматами и их обслуживание.

Uvenco (Ювенко) – еще одна компания Белоцерковского, специализирующая на закупке и размещении вендинговых автоматов. Эта компания, очевидно, и является одним из основных клиентов «Уникума». Помимо этого, вендинговые автоматы Белоцерковского распространены в более чем 20 странах по всему миру. На долю Uvenco приходится порядка десяти процентов всех произведённых автоматов.

За 2018 год заводом «Уникум» было выпущено порядка 10 тыс. автоматов. Выручка цеха составила около двух млрд руб., а выручка Ювенко – в два раза больше.

«То, насколько прибыльным окажется тот или иной автомат, зависит от целого ряда факторов. В центре него – это, конечно, местоположение аппарата. Если устройство установлено где-нибудь в людном месте, где трафик просто сумасшедший, то автомат может приносить сотни тысяч рублей. А аппарат, расположенный где-то в спальном районе, едва себя окупит», – добавил Борис Григорьевич.

С какими ещё рисками может быть сопряжён данный вид деятельности? В первую очередь, конечно, риск порчи продуктов. Подобная история произошла с компанией «Healthy Food». Продукцией из их аппаратов отравились около ста человек. У многих из них обнаружили сальмонелл. По результатам следствия работа компании была приостановлена более чем на два месяца, двухмиллионный штраф полагалось погасить в пользу государства. Еще два с половиной миллиона было выплачено пострадавшим в качестве компенсации.

По имеющимся данным, в России на сегодняшний день установлено более 175 тыс. вендинговых аппаратов. Uvenco – один из крупнейших представителей данного сегмента.

«Большая часть рынка сформирована за счёт крупных и средних игроков. В руках каждого сосредоточены десятки, намного реже – сотни устройств. Гигантов, способных потягаться с Ювенко, в российском сегменте, увы, пока нет», – пояснил аналитик Федяков.

Двумя годами ранее Белоцерковский дал толчок в развитии ещё одного проекта.

«Мы устанавливаем торговые аппараты, в которых люди каждый день приобретают одни и те же продукты – шоколадные батончики, снеки, воду, сэндвичи. Рано или поздно это приедается. Тогда нам пришла идея о SELF», – рассказывает Белоцерковский.

Именно так и зародилась сеть минимаркетов SELF. Главная особенность новых торговых точек – это более широкий ассортиментов товаров. Теперь в продаже имелись готовые полноценные блюда.

Изначально в этот кейс было вложено более 200 миллионов, и сегодня открыто порядка 400 точек SELF, большая часть которых на территории Москвы. Начальные капиталовложения каждого минимаркета – примерно 500 тыс. рублей. Каждая точка окупается в среднем за 1-1,5 года. В прошлом году прибыль с данной отрасли составила порядка 300 млн рублей, а на текущий год прогнозируют рост прибыли более чем в 2 раза. И это при том, что по началу минимаркеты SELF и вовсе были убыточны – за первый год после открытия Борис Григорьевич потерял более 20 млн рублей, но уже спустя год бизнес себя окупил.

Борис Григорьевич не планирует останавливаться на достигнутом. На стадии разработки ещё один проект – автоматизированные магазины без продавцов с функцией распознавания по FaceID.